ЕЛАБУГА - ИЗ ПРОШЛОГО В БУДУЩЕЕ...

Писавши Елабугу, я мысленно переносился туда — сколько впечатлений всяких и воспоминаний. (И. И. Шишкин)

Каталог статей :: Известные люди Елабуги

Подвиг товарища Дуровой

Дурова Наддежда Андреевна - она же офицер АлександровПодвиг.

При поступлении Дуровой на военную службу, она прошла краткосрочные курсы по подготовке новобранцев - владение пикой, марш на плацу, верховая езда. И менее чем через три месяца - в июне 1807 года - «кавалерист-девица», участвовала в первом в своей жизни сражении в Восточной Пруссии - под Гутштадтом: «Полк наш несколько раз ходил в атаку, но не вместе, а поэскадронно. Меня бранили за то, что я с каждым эскадроном ходила в атаку. Но это, право, было не от излишней храбрости, а просто от незнания; я думала, так надобно, и очень удивлялась, что вахмистр чужого эскадрона, подле которого я неслась как вихрь, кричал на меня: «Да провались ты отсюда! Зачем ты здесь скачешь?» Воротившись к своему эскадрону, я не стала в свой ранжир, но разъезжала поблизости: новость зрелища поглотила все мое внимание. Грозный и величественный гул пушечных выстрелов, рев или какое-то рокотанье летящего ядра, скачущая конница, блестящие штыки пехоты, барабанный бой и твердый шаг и покойный вид, с каким пехотные полки наши шли на неприятеля, - все это наполняло душу мою такими ощущениями, которых я никакими словами не могу выразить».

И далее: «...увидела я несколько человек неприятельских драгун, которые, окружив одного русского офицера, сбили его выстрелом из пистолета с лошади. Он упал, и они хотели рубить его, лежащего. В ту же минуту я понеслась к ним, держа пику наперевес. Надобно думать, что эта сумасбродная смелость испугала их, потому что они в то же мгновенье оставили офицера и рассыпались врознь. Такое положение кончилось бы очень невыгодно для обоих, то есть для офицера и для меня, но, к счастью, подъехал к нам его полка солдат и помог мне посадить раненого на лошадь. Я сказала солдату, чтоб лошадь прислали в Коннопольский полк товарищу Дурову, а драгун сказал мне, что спасенный мною офицер - поручик Панин, Финляндского драгунского полка, и что лошадь мою тотчас пришлют». Это был первый бой Дуровой.

Раскрытие обмана.

А затем «кавалерист-девица» допустила ошибку, раскрывшую ее «инкогнито». Из Действующей армии она написала письмо отцу, чтобы успокоить его. Сарапульский городничий изложил суть дела императору Александру I с просьбой вернуть дочь. В конце 1807 года ее вызвали в Витебск - в штаб главнокомандующего русской армией генерала Буксгевдена. Тот потребовал сказать правду о своем происхождении.

«Кавалерист-девица» призналась в подлоге. Но удивленный таким неожиданным оборотом дела император затребовал Дурову в Петербург. Она лично рассказала Александру I перипетии своей биографии. В ответ император удостоил ее - единственную в России женщину - Георгиевским крестом. Самой главной наградой Дурова посчитала, что Александр I разрешил ей продолжить службу в армии и официально именоваться в свою честь Александром Александровым. После отставки в 1816 году в звании штабс-ротмистра она и дома требовала от сына Ивана, чтоб тот называл ее Александровым.
 


Печать